^ Наверх

Добьёмся успеха вместе!


0

Имя Иммануила Канта, наверное, известно всем. Даже тем, кто далек от философии, метафизики и всякой прочей гуманитаристики. Но, наверное, не все знают, что классик немецкой философии был подданным Российской Империи.

Ведь Кант родился, жил и умер в Кёнигсберге, – городе, который во время Семилетней войны с 1758 по 1762 год находился под юрисдикцией российского правительства. В эти годы Кант был подданным Ее Императорского величества Елизаветы Петровны – дочери Петра I.

И именно ей – Елизавете Петровне – адресовано его письмо-прошение 1758 года о назначении на должность ординарного профессора Кёнигсбергской академии.

И у нас есть редкая возможность оценить стиль и верноподданические чувства профессуры образца 1758 г., ну и по желанию, – сравнить с днём сегодняшним:

«Пресветлейшая, великодержавнейшая Императрица, Самодержица всея России, всемилостивейшая Императрица и великая жена!
Еммануэль Кант, магистр, всеподданнейше умоляет Ея Императорское Величество всемилостивейше назначить его на освободившееся место ординарного профессора по кафедре логики и метафизики в Кёнигсбергском университете.
Со смертью покойного доктора и профессора Кипсе кафедра ординарного профессора логики и метафизики в нашей Кёнигсбергской академии сделалась свободною. Эти обе науки были доселе предметом особенно внимательного изучения с моей стороны.
С тех пор, как я сделался доцентом в здешнем университете, каждое полугодие я читал лекции по обеим этим наукам. Я написал по этим наукам две диссертации, кроме того старался представить некоторую пробу своих занятий в четырех статьях, напечатанных в Кёнигсбергской ученой газете, в трех программах и трех других философских трактатах.
Надежда, каковою я себя льщу быть назначенным на академическую службу по предмету сих наук, особенно же всемилостивейшее расположение вашего императорского величества оказывать наукам ваше высочайшее покровительство и снисходительное попечительство, побуждают меня всеподданнейше просить ваше императорское величество всемилостивейше соблаговолить благосклонно утвердить меня на вакантную кафедру ординарного профессора, так как я надеюсь, что академический Сенат в рассуждении требуемой на сей предмет способности будет сопровождать мое верноподданическое искание не неблагоприятными показаниями.
Готов умереть в моей глубочайшей преданности вашего императорского величества наиверноподданнейший раб Иммануил Кант.

Кёнигсберг, 14 Декабря 1758»

Второе письмо еще интересней!

Спустя почти 40 лет, летом 1797 Кант вдруг узнает, что Петербургская академия наук не числит его своим членом – его нет в академических списках.

Профессор очень огорчился этому «существенному пробелу»… и… написал еще одно письмо – на этот раз рангом пониже – конференц-секретарю Петербургской академии:

«Благородный господин коллежский советник и директор

Высокочтимый господин!

Из сообщения Вашего благородия, переданного мне камер-секретарем герцога Голштинского г. Николовиусом 6 июля с.г. при его проезде через Кёнигсберг, я узнал, что полагающееся благодарственное письмо президенту русской Императорской Академии наук по поводу моего принятия в ее члены 28 июля 1794 года в Санкт-Петербург от меня не поступило, в результате чего возник существенный пробел в ее списках.

Не будучи знаком с деловыми формальностями, я, по-видимому, мог ошибиться, отправив благодарственное письмо Академии не через ее директора, а тогдашнему президенту, княгине Дашковой, – ошибка, которая, я надеюсь, будет исправлена настоящим моим извинением и объяснением.

С высочайшим почтением имею честь пребывать

Вашего благородия покорнейший слуга

Иммануил Кант»

Автограф этого документа сохранился (аспирантам, докторантам и профессорамна заметку)…


Комментарии отсутствуют
Добавление комментариев доступно только зарегистрированным пользователям
Google+